Регистрация
Обработано
голосов
44 569 665

Досье
Афоризмы
Споры историков
Занимательные факты
Тест
Видео

Иван IV Грозный

1530-1584 гг.
Отдано голосов: 1 216 812

Первый русский царь. Одна из самых неоднозначных личностей российской истории. Талантливый государственный деятель, мудрый реформатор и одновременно – кровавый тиран, ввергший свой народ в хаос чудовищных репрессий. Культовый персонаж художественных произведений всех жанров.

В начале ХVI века территория Русского государства была сравнительно невелика. Границы проходили в районе Нижнего Новгорода, Рязани, Вязьмы и Чернигова. Численность населения едва ли превышала 7–9 млн человек. При Иване Ш русские покончили с татаро-монгольским игом. Однако на протяжении всего столетия южные пределы и даже Москва подвергались нападению кочевых орд. Экономически Россия значительно отставала от стран Западной Европы. Но ее культура развивалась как часть европейской. Ее успехи в сфере летописания, книгопечатания, литературы, живописи, архитектуры, прикладных искусств были весьма значительны. Национальное самосознание переживало подъем. Общество живо ощущало потребность реформировать отжившие институты госуправления. В России нарождалось самодержавие. Начиналась трудная и трагическая эпоха, неразрывно связанная с личностью Ивана Грозного.

«Иваново детство» было нерадостным. В три года он потерял отца, великого князя Василия III, а в семь лет остался круглым сиротой. Опекунами его стали братья Шуйские, к которым он на всю жизнь сохранил недобрые чувства. Он рос в окружении коварных и властолюбивых кланов, беспощадно боровшихся друг с другом за сферы влияния и номенклатурные привилегии. Историк Ключевский писал, что в душу ребенка рано и глубоко врезалось чувство брошенности и одиночества. С младых лет он постигал премудрости плетения интриг и приемы безжалостных расправ, укореняясь в жестокосердии и недоверчивости. Безобразные сцены боярского своеволия и насилия развили в нем подозрительность и глубокое презрение к людям.

Достигнув совершеннолетия, Иван решил покончить с окружавшей его олигархической грызней, «рвачеством», политическим плюрализмом, а заодно и улучшить свой имидж как на внутренней, так и внешнеполитической арене. Глава государства принял титул царя. 16 января 1547 г. в Успенском соборе Московского кремля прошла торжественная церемония венчания великого князя Ивана Васильевича на царство. Сценарий церемонии был разработан в лучших традициях византийских кесарей митрополитом Макарием, имевшим огромное влияние на молодого государя. Макарий возложил на Ивана Васильевича шапку Мономаха – символ царской власти, помазал миром и благословил.

Своеобразный ребрендинг высшей должности в молодом и амбициозном государстве существенно поднял престиж Руси в глазах мирового сообщества, послужил недвусмысленным и грозным сигналом сепаратистским боярским группировкам. Кроме того, он указал совершенно определенный вектор развития национальной идеологии: от слабого децентрализованного государства к могущественной, вертикально интегрированной империи – единственно законной наследнице Рима и Византии. Увенчанный царским титулом, Иван IV явился перед своими подданными уже в роли преемника римских кесарей и помазанника Божьего.

Но на заре царствования Грозный не ограничивался только великодержавной идеологией «Москва – третий Рим». Он был настроен в целом либерально и реформаторски. Вместе с ближайшими соратниками, так называемой Избранной радой, он провел ряд прогрессивных реформ, направленных на модернизацию и укрепление «вертикали власти» (земскую, губную и военную реформы). Не обошел стороной и правовые вопросы: в 1550 г. был принят новый судебник, дающий право свободного перехода крестьян от одного землевладельца к другому, а также предоставляющий крестьянским общинам право самоуправления, частичного распределения податей и надзора за порядком.

В 1549 г. был созван первый прообраз русского парламента – Земский собор, в 1551 г. – Стоглавый собор, принявший свод узаконений церковной жизни и быта – «Стоглав». В 1555–1556 гг. молодой царь нанес очередной удар по боярской номенклатуре: отменил порочную практику прикармливаний, принял Уложение о службе и ввел систему местничеств, что способствовало укреплению дисциплины в войсках и повышению боевой готовности русской армии.

Царь отдавал должное и гонке вооружений: стрельцы, сыгравшие потом заметную роль в возмужании Петра Великого и творчестве живописца Сурикова, вдобавок к своим лукам, стрелам и палашам получили оружие огнестрельное. Для пехотинцев остальной Европы это по тем временам было если не диковинкой, то передовым ноу-хау. Развивалась при нем и русская артиллерия, о чем свидетельствует богатейшее убранство Оружейной палаты Московского кремля.

Во внешней политике Иван Грозный был агрессивен и ориентирован на национальные интересы, понимаемые им вполне здраво. Во-первых, Русь остро нуждалась в разгроме недружелюбных государств, окопавшихся с юга страны (Крымское ханство) и с востока (Казанское ханство). Во-вторых, настоятельно требовалось укрепление связей с Западом (или рубежей для обороны от него – чего больше, не разобрать до сих пор).

Руководствуясь этими двумя задачами, Иван Васильевич на протяжении почти всего своего царствования вел кровопролитные войны. Дела на южном и восточном направлениях шли неплохо: Москва одержала стратегическую, безоговорочную победу над последним оплотом Золотой Орды: Крымским и Казанским ханствами. К слову сказать, сегодня ни один выезд московских футбольных фанатов в столицу Татарстана не обходится без неполиткорректных упоминаний о славном взятии Казани русскими ратями.

Не останавливаясь на достигнутом, царь благословил партизанскую вылазку казацкой дружины под предводительством Ермака Тимофеевича в сердце Сибирского ханства. Итоги вылазки общеизвестны: ханство наголову разбито, местное население обложено податями, а Московия приросла огромным, суровым, но сказочно богатым и благодатным краем – Сибирью.

На западных рубежах дела обстояли значительно хуже. В ходе многолетней Ливонской войны 1558–1583 гг. русские так и не смогли закрепиться у Балтийского моря, уступив ряд своих исконных территорий.

Патологическая жестокость, вспыльчивость и воинственность Ивана Грозного вовсе не делала его прямолинейным или политически неизощренным. Напротив, в 1567 г. первый русский царь, опечаленный военными неудачами на западном фронте, затеял хитроумную внутриполитическую спецоперацию, названную красивым старинным словом «опричнина». О значении и смысле единства мнений до сих пор нет. Зимой 1565 г. государь собрал приближенных и в театральной манере заявил, что устал и в принципе хотел бы уйти. Уйти Грозный хотел лишь для того, чтобы вернуться еще более грозным.

Русь была поделена на две части: опричнину, куда, собственно, и ретировался государь вместе с преданным ему и проверенным в боях служивым людом – опричниками, и земщину, которую составляла вся оставшаяся часть государства. Спецоперация, омраченная массовыми финансовыми и физическими репрессиями со стороны опричников в отношении земщины (о масштабах и целесообразности репрессий спорят и по сей день), была направлена на укрепление царской власти и искоренение боярского несогласия. Ценой огромных человеческих жертв царь своего добился, а заодно потушил очаг неисправимого западничества, свободомыслия и бездушного космополитизма: в 1570–1571 гг. Новгородская республика подверглась безжалостной зачистке и прекратила свое существование.

Помимо грозного нрава, фатальной жертвой которого пал старший, самый любимый сын и тезка царя, Иван Васильевич отличался редкостным женолюбием. За время правления Грозного у русского государства поменялось семь «первых леди». Место, получившее название Охотного ряда, впору было называть рядом модельным. Со всех уголков Московии на высочайшие смотрины в столицу стягивались отборные невесты. Впрочем, мало кто из избранниц впоследствии не пожалел о царском выборе. Жен, заподозренных в кознях или нелояльности, мнительный и недоверчивый Иван неизменно отправлял в монастырь, либо расправлялся физически. Исключением стала лишь первая и любимая из Ивановых жен – Анастасия Захарьина-Юрьева. Скоропостижная кончина жены сильнейшим образом надломила молодого государя, укрепив его как в ненависти к боярам, по слухам, отравившим любимую супругу, так и в общем человеконенавистничестве.

При своей патологической жестокости (которую, впрочем, историк Ключевский, говорят, преувеличивал) царь был крайне религиозным человеком. Большое влияние на него, помимо Макария, оказал священник Сильвестр, автор «Домостроя», принадлежавший к образованным кругам духовенства. Отношения грешника и праведника были сложными. Но увещевать и обличать себя Грозный позволял только ему. Во искупление грехов царь отправлялся пешком на богомолье в Троице-Сергиев монастырь. Сильвестр внушал ему мысль о божественном происхождении царской власти. Церковь сыграла огромную роль в обосновании политической теории самодержавия. В конце жизни царь следовал несложным правилам: только те начинания считались хорошими, которые укрепляли единодержавную власть.

Колоссальный рост и укрепление российского государства в середине ХVI века – это, несомненно, заслуга выдающегося, но противоречивого первого русского царя. Его смерть стала прологом к не самому лучшему периоду отечественной истории – Смутному времени.

Комментарий:





все поля обязательны для заполнения



©  Телеканал «Россия»
Институт российской истории РАН, фонд «Общественное мнение»