Регистрация
Обработано
голосов
44 569 665

Видео

Нахимов Павел Степанович

1802–1855 гг.
Отдано голосов: 94 991

Выдающийся флотоводец, имел чин полного адмирала, герой Севастополя.    

Морская служба была для Нахимова не важнейшим делом жизни, каким она была, например, для его учителя Лазарева или для его товарищей Корнилова и Истомина, а единственным делом, иначе говоря: никакой жизни, помимо морской службы, он не знал и знать не хотел, – так писал о нем академик Тарле.

Нахимов родился 23 июня 1802 г. в имении Городок Смоленской губернии в многодетной семье дворянина, отставного майора Степана Михайловича Нахимова. Из одиннадцати детей пятеро были мальчиками, все они впоследствии стали военными моряками. Уже в возрасте 11 лет Павел подал прошение о приеме в Морской корпус, однако из-за отсутствия вакантных мест он был принят туда лишь через два года. Карьера будущего великого флотоводца начиналась на Васильевском острове, в здании с темными длинными коридорами.

В 1817 г. в числе лучших гардемаринов Нахимов на бриге «Феникс» участвовал в морском походе к берегам Швеции и Дании. В следующем году он закончил корпус и в чине мичмана был назначен во 2-й флотский экипаж Петербургского порта. Еще через два года его перевели в 23-й флотский экипаж, который отправился в Архангельск на строившийся там линейный корабль. Но вскоре способного офицера пригласил в свою команду на линейный корабль «Азов» известный путешественник, капитан 2-го ранга Лазарев.

Нахимов принял предложение, и «Азов» отправился из Кронштадта в Средиземное море. Там русские вместе с английской и французской эскадрами пришли на помощь Греции и вступили в борьбу с турецко-египетским флотом. В Наваринском сражении «Азов» действовал в самой гуще боя. Нахимов командовал батареей на баке. Из 34 его подчиненных  шестеро были убиты, 17 ранены. Сам он по счастливой случайности не пострадал. За Наварин он был удостоен ордена святого Георгия 4-й степени и чина капитан-лейтенанта. Но главной наградой для него стало назначение командиром трофейного корвета, захваченного у турок и переименованного в «Наварин».  На этом судне он в составе эскадры Лазарева участвовал в блокаде Дарданелл в русско-турецкой войне 1828-1829 гг. За отличную службу он был награжден орденом святой Анны 2-й степени. Когда в мае 1830 г. эскадра вернулась в Кронштадт, контр-адмирал Лазарев в аттестации командира  «Наварин» записал: «Отличный и совершенно знающий свое дело морской капитан».

31 декабря 1831 г. Нахимова назначили командиром фрегата «Паллада», на котором в составе эскадры вице-адмирала Беллинсгаузена он служил на Балтике. При постройке фрегата Нахимов лично следил за корабелами, вносил усовершенствования до тех пор, пока судно не стало образцовым и не сошло на воду в мае 1833 г.

В 1834 г. по ходатайству Лазарева, тогда уже командующего Черноморского флота, он был переведен в Севастополь и назначен командиром линейного корабля «Силистрия». Одиннадцать лет его дальнейшей службы прошли на этом корабле. На нем он получил чин капитана 1-го ранга, участвовал в десантных операциях при занятии Туапсе и Псезуапе (1840 г.), оказывал помощь Головинскому форту при отражении нападения горцев (1844 г.).

В 1845 г. Нахимов стал контр-адмиралом с назначением его командиром 1-й бригады 4-й флотской дивизии. В 1852 г. он был назначен начальником 5-й флотской дивизии  и произведен в вице-адмиралы. Дар флотоводца наиболее ярко проявился у него в период Крымской войны 1853-1855 гг. Отдавая приказ, Нахимов подчеркнул: «В случае встречи с неприятелем, превосходящим нас в силах, я атакую его, будучи совершенно уверен, что каждый из нас сделает свое дело».

Узнав, что турецкая эскадра под командованием Осман-паши, направившись из Босфора к берегам Кавказа, вынуждена из-за шторма остановиться в Синопской бухте, он немедленно под прикрытием шести береговых батарей послал в бухту семь своих фрегатов, два корвета и два парохода. Кормовой флаг он держал на линейном корабле «Императрица Мария». Нахимов блокировал бухту своими кораблями, и не дожидаясь подкреплений, начал атаковать противника. В своем приказе он указал: «Все предварительные наставления при переменившихся обстоятельствах могут затруднить командира, знающего свое дело, и поэтому я предоставляю каждому совершенно независимо действовать по усмотрению своему, но непременно исполнять свой долг». Приказ заканчивался словами: «Россия ожидает славных подвигов от Черноморского флота; от вас зависит оправдать ожидания». Замысел вице-адмирала состоял в том, чтобы как можно быстрее ввести свои корабли на Синопский рейд и с коротких дистанций всеми силами артиллерии обрушиться на противника. Турки, успокоенные длительным крейсированием русской эскадры, заметили ее слишком поздно, когда она уже приблизилась на полмили, и не успели открыть огонь с береговых батарей. Русская боевая линия располагалась в 320-380 метрах от неприятеля.

За четыре часа русские корабли артиллерийским огнем истребили почти все турецкие корабли и береговые батареи. Турки потеряли убитыми, ранеными и пленными свыше 3200 человек, в плен был взят и Осман-паша. Эскадра же Нахимова не потеряла ни одного судна, потери в личном составе насчитывали 38 убитых и 230 раненых. Единственное спасшееся турецкое судно, фрегат «Таиф», благодаря преимуществу в скорости легко ушел и от маневрировавших у входа в бухту фрегатов, и от трех пароходов вице-адмирала Корнилова, который спешил на помощь Нахимову. За победу при Синопе Николай I удостоил Нахимова ордена святого Георгия 2-й степени, написав в именном рескрипте: «Истреблением турецкой эскадры вы украсили летопись русского флота новою победою, которая навсегда останется памятной в морской истории». Оценивая Синопское сражение, Корнилов писал: «Битва славная, выше Чесмы и Наварина... Ура, Нахимов! Лазарев радуется своему ученику!»

Чин полного адмирала  Нахимов получил за боевые заслуги на суше, при обороне Севастополя 1854-1855 гг. Англия и Франция заключили военный договор с Турцией и объявили войну России. Нахимову пришлось согласиться с решением совета флагманов и командиров о затоплении черноморской эскадры в Севастопольской бухте, тем самым затруднив вход в нее англо-франко-турецкого флота. Вместе с Корниловым он принимал меры по обороне и с моря, и с суши. После гибели Корнилова сам возглавил оборону Севастополя, но оправиться от всех бед он уже был не в состоянии.

Поражение России в Крымской войне было предопределено ее военно-техническим отставанием от Англии и Франции, успевших оснастить свои вооруженные силы нарезным оружием и паровыми судами. Помимо полного адмиральского чина Нахимова наградили пожизненной арендой, на что он едко заметил: «На что мне она? Лучше бы мне бомб прислали». Потерю черноморской эскадры он пережить так и не смог. Семьи у него не было, всю жизнь он отдал флоту.

В последние свои дни адмирал, как вспоминали очевидцы, имел в своем поведении «странности». Никто, кроме него, не носил золотых эполет в Севастополе, ведь французские и английские пули искали прежде всего командный состав русских.  Его упорства в ношении смертельно опасных адмиральских эполет не могли понять, поскольку он никогда не был тщеславным и был противником излишней бравады. Более того, особым приказом он потребовал тогда от офицеров, чтобы они не рисковали собой и своими людьми без прямой необходимости. Сам же при этом проявлял чудеса беспечности. Инспектируя позиции, он даже не пытался укрываться от неприятельских пуль и снарядов. Может, адмирал стремился личным примером и демонстрацией собственной отваги поднять боевой дух подчиненных? А может, после гибели эскадры и других потерь ему уже было все равно...

Вечером 28 июня 1855 г. Нахимов, совершая обычный объезд севастопольских укреплений, посетил Малахов курган, где погиб адмирал Корнилов. Невзирая на предупреждения о сильном ружейном огне, решил подняться на банкет бруствера – и прицельным выстрелом был смертельно ранен в голову.

Нахимов неоднократно говорил, что если даже весь Севастополь будет взят неприятелем, то он со своими матросами продержится на Малаховом кургане еще целый месяц. Его смерть поставила точку в обороне Севастополя. Когда союзникам в результате очередного штурма удалось ворваться на Малахов курган, русские полки оставили Южную сторону, взорвав склады, укрепления и уничтожив последние корабли.

Адмирал Нахимов был похоронен в Севастополе,  в соборе Святого Владимира, рядом с могилами Лазарева, Корнилова и Истомина. При большом стечении народа его гроб несли адмиралы и генералы, по семнадцати в ряд стоял почетный караул от армейских батальонов и всех экипажей Черноморского флота, звучали дробь барабанов и торжественный молебен, прогремел пушечный салют.

В гробу Павла Степановича укрывали три флага: два адмиральских и третий, изодранный ядрами, кормовой флаг с линейного корабля «Императрица Мария», флагмана Синопской победы.

Комментарий:





все поля обязательны для заполнения



©  Телеканал «Россия»
Институт российской истории РАН, фонд «Общественное мнение»