Регистрация
Обработано
голосов
44 569 665

Досье
Афоризмы

Даль Владимир Иванович

1801–1872 гг.
Отдано голосов: 74 991

Автор «Толкового словаря русского языка», удостоенный за свой труд Ломоносовской премии Академии наук, сам простодушно признавался: «С грамматикой я искони был в разладе, не умея применять ее к нашему языку и чуждаясь ее не столько по рассудку, сколько по какому-то темному чувству, чтобы она не сбила с толку».

Во Владимире Дале не было ни капли русской крови. Отец будущего этнографа Йохан Кристиан фон Даль – датчанин, принявший русское подданство. Он был врачом, лингвистом и богословом. Мать, Мария Христофоровна Даль (урожденная Фрейтаг), была дочерью немца и беглой французской гугенотки.

Впрочем, сам он мыслил себя русским человеком. Тринадцати лет его определили в Петербургский морской кадетский корпус. В 1817 г. во время учебного плавания Даль оказался в Копенгагене. По возращении домой он написал: «Когда я плыл к берегам Дании, меня сильно занимало то, что я увижу отечество своих предков, мое отечество. Ступив на берег Дании, я на первых же порах окончательно убедился, что отечество мое Россия, что у меня нет ничего общего с отчизною моих предков». Окончив курс в 1819 г., он более пяти лет служил во флоте в Николаеве. Из них полгода провел под арестом за эпиграмму, задевающую командующего Черноморским флотом. Однако, получив повышение, был переведен на Балтику, где прослужил полтора года в Кронштадте.

В 1826 г., выйдя в отставку, поступил на медицинский факультет Дерптского университета. Однокашниками будущего врача были выдающийся русский хирург Пирогов и терапевт Сокольский. Диссертацию на соискание докторской степени он защитил, изложив «наблюдения по успешной трепанации черепа и скрытых изъязвлениях почек». Окончив университет в 1829 г. и став хирургом-окулистом, он участвовал в польской кампании, отличившись при переправе войск генерала Ридигера через Вислу у Юзефова. Даль впервые применил электрический ток в минно-взрывном деле, заминировав переправу и подорвав ее после отступления русской дивизии за реку. В рапорте о решительных действиях дивизионного лекаря Даля командир корпуса генерал Ридигер наложил резолюцию: «За подвиг представить к ордену. Объявить выговор за невыполнение и уклонение от своих прямых обязанностей». Император Николай I наградил Владимира Даля орденом – Владимирским крестом в петлице. Уже награжденный орденами и медалями за спасение жизней на фронте и подавление эпидемии холеры в Каменец-Подольске, он вернулся в столицу и довольно быстро стал там медицинской знаменитостью, снискав славу хирурга-офтальмолога. Тогда и появился на свет Казак Луганский, псевдоним, которым Даль подписал и свою первую повесть «Цыганка» в «Московском телеграфе», и последующие литературные произведения, и многие медицинские статьи. Собирать слова и выражения народного русского языка он начал с 1819 г. Теперь же всю свою «коллекцию» он попытался вложить в перо Казака Луганского. Причем просторечный стиль он употреблял не только в беллетристике, но и в медицинских работах, что, мягко говоря, выглядело несколько неуклюже. Прибегнуть к псевдониму его вынудили неприятности с цензурой и властями. В 1832 г. были опубликованы обработанные им «Русские сказки. Пяток первый». По доносу Булгарина, книга была запрещена, автора отправили в III отделение. Впрочем, благодаря заступничеству Жуковского он в тот же день был выпущен, но печататься под своим именем уже не смог.

После получения этого нового жизненного опыта чиновничий сюртук стал ему хорошим щитом для продолжения любимого занятия. Даль с маниакальной одержимостью продолжал собирать народные словечки, выражения и небылицы без всякой академической системы. Иногда это приводило к совершенно неожиданным результатам, так, в его «Русские пословицы» по какому-то недоразумению попало высказывание Юлия Цезаря «пришел, увидел, победил». Известен такой анекдот: «– Подмолаживает, однако! – сказал ямщик, глядя в синеющее небо.
Поручик Даль поудобнее устроился в санях и достал записную книжку: «Подмолаживает (Тульск. губерн.) – быстро холодает». – Потолопиться бы нам надо, балин, а то замелзнем! – продолжил тем временем ямщик.»

Впрочем, о его беллетристике современники и потомки отзывались неоднозначно. Многие выдающиеся писатели уважали и ценили его. Он близко сходится с Пушкиным, Гоголем, Некрасовым, Тургеневым, Жуковским, Одоевским, Лажечниковым. Он был знаком с Шевченко, переписывался с ним и даже принял участие в его освобождении из ссылки (хотя позже дружба их прекратится из-за многих разногласий в жизненных позициях). Пушкин восхищался его сказками и подарил Далю рукописный текст одной из своих сказок с дарственной надписью «Сказочнику Казаку Луганскому – сказочник Александр Пушкин». Они были дружны, вместе путешествовали по России, ездили по местам движения Пугачева. В трагические январские дни 1837 г. Даль как близкий друг поэта и как врач ухаживал за смертельно раненым Пушкиным. Ему Пушкин передал свой перстень и черный сюртук, простреленный пулей Дантеса, со словами: «Выползину (слово, впервые услышанное от Даля и понравившееся Пушкину. – Ред.) тоже возьми себе». Даль участвовал во вскрытии тела поэта и написал в акте о причине смерти: «Рана относится, безусловно, к смертельным...» .

Но свое место в истории Даль занял прежде всего благодаря своему «Толковому словарю живого великорусского языка», который и сегодня есть едва ли не в каждом доме. Это собрание нравственного, философского, житейского, фольклорного опыта, словесное закрепление огромной многовековой истории живого великорусского языка. Этот словарь – дело всей его жизни. Сам же он о своем труде сказал просто: «Я любил отчизну свою и принес ей должную мною крупицу по силам». «Крупица» эта, собранная за полвека, включает 200 тысяч слов, более
37 тысяч пословиц и поговорок. Даже если небольшая часть из них – не чисто русские, это колоссальный труд. А еще важнее то, что без русского датчанина Даля мы бы вряд ли смогли понять, насколько на самом деле велик и богат русский язык.

Но Даль был еще и естествоиспытателем – им написаны два учебника, «Ботаника» и «Зоология». И уровень его знаний в этой области был достаточно высок, поскольку в 1838 г. Петербургской академией наук Даль был избран членом-корреспондентом по отделению естественных наук.

В свое время Погодин – историк и сам академик – предложил академикам бросить жребий, кому выйти из Академии и предоставить место Далю, с условием, что выбывший займет потом первую освободившуюся вакансию. Академики не захотели бросать жребий. Даль так и не стал действительным членом Академии. Лишь в 1863 г. ему было присвоено звание почетного академика.

Комментарий:





все поля обязательны для заполнения



©  Телеканал «Россия»
Институт российской истории РАН, фонд «Общественное мнение»