Регистрация
Обработано
голосов
44 569 665

Досье
Занимательные факты
Афоризмы
Видео

Толстой Лев Николаевич

1828–1910 гг.
Отдано голосов: 93 324

Графский мат

«Вроде и слов немного, а слова-то все веселые такие. Бодрые», - так рассуждал о ненормативной лексике один из персонажей современной русской писательницы Татьяны Толстой. Основываясь на свидетельствах Ивана Бунина (согласитесь, весьма авторитетный источник), можно утверждать, что дальний предок упомянутой писательницы граф Лев Николаевич Толстой (если быть более точным, дальний родственник ее предков) придерживался схожих воззрений на русский мат. Более того, титан мировой словесности в быту нисколько не чурался крепких словечек. Вот, что пишет Иван Бунин, ссылаясь на свидетельства близко знавшего графа анонима: «Вообще Толстого нельзя было причислить к таким людям, у которых язык не поворачивается сказать грубое слово. Он и глубоким стариком, рассказывая какой-нибудь анекдот при дамах, способен был свободно произносить такие слова, которые обычно говорят только обиняком. Горький при первом знакомстве с Толстым даже обиделся, полагая, что это для него, для пролетария, Толстой говорил таким языком. Горький обиделся напрасно. Толстой, передавая, например, мужицкую речь, не стеснялся иногда самых грубых выражений и при всяких собеседниках».

Отвергая распространенное мнение, будто Толстой гнушался матерщины, И.А. Бунин уже от себя писал: «... употреблял и даже очень свободно – так же, как все его сыновья и даже дочери, так же вообще, как все деревенские люди, употребляющие их чаще всего по привычке, не придавая им никакого значения и веса».

Все это подтверждается и воспоминаниями А.М. Горького, присутствовавшего при беседе Л.Н. Толстого и А.П. Чехова: «Сегодня в миндальной роще он спросил Чехова:

– Вы сильно распутничали в юности?

А.П. смятенно ухмыльнулся и, подергивая бородку, сказал что-то невнятное, а Л.Н., глядя в море, признался:

– Я был неутомимый ...

Он произнес это сокрушенно, употребив в конце фразы соленое мужицкое слово. Тут я впервые заметил, что он произнес это слово так просто, как будто не знает достойного, чтобы заменить его. И все подобные слова, исходя из его мохнатых уст, звучат просто, обыкновенно, теряя где-то свою солдатскую грубость и грязь». Далее Алексей Максимович пишет: «С обычной точки зрения речь его была цепью «неприличных» слов. Я был смущен этим и даже обижен: мне показалось, что он не считает меня способным понять другой язык. Теперь понимаю, что обижаться было глупо».

Как видим, ничто человеческое, простое, мужицкое и народное графу Льву Николаевичу не было чуждо.

Комментарий:





все поля обязательны для заполнения



©  Телеканал «Россия»
Институт российской истории РАН, фонд «Общественное мнение»